Еду в Лондон — Будни Евросоюза

Еду в Лондон на поезде. Чтобы не скучать в дороге, покупаю «Таймз». На третьей странице интервью с Папой Римским. Интересно-интересно, правду ли говорят, что новый Папа — либерал?

Ну, что вы, — говорит с досадой Папа, — всё про аборты и гомосексуальные отношения. Зациклились прямо. Надо идти вперед. А то, понимаешь, застопорились. Было бы на чем. Да нет проблем. Надо разрешить — разрешим. А то нас в музей сдадут.

Читаю дальше. На развороте — статья о зачатых в пробирках детях от трех биологических родителей. Как-то не укладывается в голове: три родителя. Это, конечно, не для средних умов, и сколько я ни вчитываюсь, пытаясь понять арифметику XXI века, ничего не понимаю.

На развороте — статья о зачатых в пробирках детях от трех биологических родителей

Представляете, приводит дочь жениха знакомиться, все жмут руки, обнимаются, садятся пить чай. Начинаются расспросы о родителях. Выясняется, что зачат он от троих родителей, в пробирке, и у него стопудово не будет рака, он гарантирует свободное от онкологии потомство. Ну, может, правда, есть другие потенциальные проблемы, но зачем о плохом? Ведь не две же у него головы, в самом деле. Просто три родителя.

И пойдут они рука об руку, дочь и зять из пробирки, ковать наше светлое будущее, обеспечивать нам беспечальную старость. Если, конечно, к тому времени не ограничат время жизни стариков. Сказал же Чехов, что после 60-ти лечиться безнравственно. Может, они кстати и приплетут.

А может, дочь приведет и не жениха вовсе, а подругу. Поживут сначала так, а там и распишутся. И попробуй, скажи, что это неправильно. Не подпустят к пробирочным внукам, а то и принудительно лечить начнут от гомофобии. Потому как все фобии подлежат лечению. Фобия — болезнь.

Так, читаю дальше. А дальше убийство пятнадцатилетней девочки сожителем ее бабушки. То есть геронтофил и педофил в одном лице. Двадцатисемилетний балующийся наркотиками смазливый слесарь сожительствовал с молодящейся бабулей лет пятидесяти пяти, но потом переключился на приехавшую погостить внучку. Он и убивать-то не хотел: сам не знает, как вышло. А когда слово предоставили, сказал: «А вообще я хороший человек».

Дальше — о банде ирландских братьев, похищающих бомжей и держащих их в рабстве… это я уже знаю.

О намечающемся союзе двух знаменитостей мужского пола — пролистываю.

Дальше — о мусульманских формированиях по сексуальной эксплуатации белых девочек. Если раньше о национальном составе банд говорить было не принято, то теперь смело объявляют, что 90 процентов молодых совратителей — из Пакистана. Почему они белых девочек выбрали? Потому что мусульманок совращать — грех, а белые девочки — ничто, пыль под ногами, одеваются вызывающе, все открыто, за них не взыщут.

Математика в Великобритании — для избранных. А для народа — секс-просвет

Осталось только секс-образование в школах. Ничего нового. С математикой в Великобритании традиционно напряженка. Но математику хорошо преподают в частных школах, и этого должно хватить. Математика — для избранных. А для народа — секс-просвет. Чтобы с детства было известно, какие бывают отношения между полами и внутри полов тоже. Со всеми вытекающими.

Раньше в общественных местах висели таблички: «Не потерпим расистских, сексистских и гомофобных высказываний». Теперь «гомофобных» — на первом месте.

На собрании преподавателей проводится ликбез по толерантности, «Eqaulity and Diversity» («Равенство и разнообразие»). Средний возраст преподавателей — 55 лет. В основном замотанные замужние тетки с двумя-тремя детьми. И все слушают шепелявую лекторшу с корявыми зубами, растущими внутрь, как у акулы, с радостью оповещающую всех, что их ждет в случае проявления неуважения к нетрадиционным парам. Дальше она учит, как разруливать конфликты между традиционно и нетрадиционно ориентированными учащимися, как останавливать грубые нападки, которые, увы, все еще часты в недостаточно толерантно настроенных кругах, особенно иностранных.

«Что вы так волнуетесь насчет геев. Они не размножаются».

О, они еще как размножаются! Гниением

И вспомнилось невольно при взгляде на акульи зубы и странное лицо: «Дух творит себе формы». Семейные тетки вздыхали, записывая информацию. Большинство записывало молча, не поднимая глаз, а некоторые угодливо задавали вопросы, чтобы задобрить акулу. Она осталась довольна.

Друзья решили стать приемными родителями и проходили долгий обучающий курс. На занятии рассматривали случай: гомосексуальная пара взяла приемного мальчика 15-ти лет. Выражала при нем чувства друг к другу. А он взял и убежал. Вопрос: почему убежал мальчик? Было разобрано множество версий причины побега, пока одна пожилая чета не озвучила свое объяснение: может быть, ему не нравилось их проявление чувств? Может, он против нетрадиционных пар?

Что тут началось! Старичков так мощно пропесочили и публично отчитали, что они только моргали, не зная, что сказать в свое оправдание. Возможно, ребятишек им не дадут, сочтут негодными, невзирая на нехватку приемных родителей в Великобритании. Кстати, основная категория сирот при живых родителях — дети наркоманов. Даже простых пьяниц не найдешь — наверно, как-то справляются.

Но окончательно меня добил следующий случай. Моя добрая знакомая лет около шестидесяти, выращенная матерью-католичкой и православным отцом, хранившая себя до свадьбы и придерживающаяся строгих моральных правил, рассказывала: «В Англии обычай: когда сын приводит невесту, ей дарят кольцо его бабушки. Я уже приготовила кольцо покойной свекрови. Спрашиваю: “Ты кого приведешь? Девушку или юношу?” Сын говорит: “Я нормальный, мам. Девушку приведу, будешь нянчить внуков”. Я обрадовалась. А то ведь и парня мог привести — куда деваться? Подарила бы ему кольцо. Что мы можем поделать?»

Здесь пытаются добиться того, чтобы «пастор / священник / ксендз» в глазах общества равнялось «растлитель»

Греческий священник предупреждает только что рукоположенного батюшку: «Здесь модно обвинять священнослужителей любых конфессий в сексуальных домогательствах. Пытаются добиться того, чтобы «пастор / священник / ксендз» в глазах общества равнялось «растлитель». Недавно к протестантскому пастору подошли в туалете двое: «Или деньги на бочку, или заявляем на тебя, что ты нас домогался». Около двух лет шло расследование дела. Пастора оправдали. Но к тому времени от него ушла жена, он потерял приход и здоровье.

Много лет назад знакомый англичанин сказал: «Да ладно, что вы так волнуетесь насчет геев. Они не размножаются».

О, они еще как размножаются! Гниением. Не в силах создавать себе подобных, они заражают окружающих своей гнилью. И вот — было одно гнилое яблоко в корзине, а уж, глядишь, все с бочком.

Вы все еще хотите в Евросоюз???

Влада Джонсон

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *